БКД КАИ: «Тяп-ляп» боялся их до жути

БКД КАИ: «Тяп-ляп» боялся их до жути Камаз

«папа словно снова вернулся, так что все еще только начинается»

После самоликвидации БКД необходимо было предпринимать меры по обеспечению безопасности в вузе. В истории правоохранительного движения КАИ начинается новый этап. В октябре 1994 года в КГТУ-КАИ пришло письмо от Виктора Ерина, министра МВД РФ, и сопроводительное письмо председателя комитета по высшему образованию РФ.

Это было обращение к руководителям вузов о создании отрядов безопасности. И, как следствие, 6 апреля 1995 года приказом ректора КГТУ-КАИ Геннадия Дегтярева «в целях улучшения правовой и нравственной обстановки в учебных зданиях и общежитиях университета» была создана Боевая студенческая дружина (БСД) — правопреемница БКД.

Введение должности проректора по режиму и безопасности и создание службы безопасности послужило дополнительным импульсом для активизации правоохранительной деятельности среди молодежи. Студенческая служба безопасности начала работать под руководством службы безопасности университета, но при этом было сохранено кураторство над студенческим формированием.

— Так что эту тему — молодежного правоохранительного движения — мы продолжаем, и продолжать будем обязательно, — твердо заверил корреспондента сегодняшний проректор по режиму и безопасности КНИТУ-КАИ Александр Смирнов. — Несмотря на то, что молодежь сегодня немножко не та, которая была. Но у нее уже есть свои достижения, и сегодняшнее событие — тому лучшее подтверждение.

А событие это было, действительно, знаковое: в традиционный день памяти Артема Айдинова, который в этом году состоялся 7 декабря, был торжественно открыт музей БКД КАИ. Место памяти организовали в весьма символичном месте — в комнате 4-го общежития КНИТУ-КАИ, в которой жил Артем.

В день открытия с экспозицией ознакомились ректор КНИТУ-КАИ Гильмутдинов, ветераны БКД и бойцы БСД, ученики средней школы №71, которой присвоено имя Айдинова. А право открыть музей и разрезать красную ленточку было предоставлено почетному ветерану БКД КАИ Борису Иванову, Смирнову, а также дочери Штейнберга — Ирине.

— Чувства переполняют, все очень трогательно, слезы на глазах, — делится с корреспондентом «БИЗНЕС Online» Ирина Леонидовна. — Потому что это часть жизни моего отца. И я тоже часть этой легенды. Музей сохраняет о ней память, папа словно снова вернулся сюда, в это общежитие. Так что все еще только начинается…

За что на бкд обиделся лауреат премии ленинского комсомола ренат ибрагимов

Идеология дружины не менялась на протяжении 55 лет ее существования и была основана на убеждении: в городе, институте и общежитиях должен быть порядок. Не воровать, не нарушать, не приставать, не распивать и даже не шуметь в общественных местах — это понятно. Но времена бывают разные, как и понятия о допустимом.

Нагим Мифтахов — член БКД с 1976 года, командир дежурной группы при комитете ВЛКСМ КАИ 1978 года:

— Нас уважали. Приди хоть «тяп-ляповцы» группой в десять человек — на мероприятии была тишина. Нам неважно, кто ты, главное, чтобы был порядок. Принципиальные были. Яркий пример — Цыдып Галданов, Дворец культуры. Обслуживаем вечер. Стоит Цыдып со своей пятеркой. Я, командир, проверяю посты. Вдруг — визг, шум, гам. Подхожу.

— Что такое?

— Да вот, — говорит Цыдып, — мужик внутрь рвется — не пускаем. Говорит, что он лауреат премии Ленинского комсомола, еще какой-то, и зовут его Ренат. Подходим. Стоит знаменитый Ренат Ибрагимов. Ругается.

— Я — лауреат премии Ленинского комсомола, меня не пускают.

Мы ему:

— Когда вы работаете, никого не приглашаете. Так и здесь — кому надо, тому дали пригласительные.

Сотовых телефонов тогда не было, позвонить возмущенный гость никому не мог. Тогда он начал кричать:

— Дайте мне администратора! Дайте мне директора! — Цыдып ему руку закрутил и вытолкнул из дверей.

Тут я и подошел. Я-то узнал героя. Говорю:

— Цыдып, это вообще-то на самом деле Ренат Ибрагимов.

— Ну и что? Я его не знаю, ты мне скомандовал не пускать, и я не пускаю.

— Ладно. Не пустили, — говорю, — вот и стой на своем.

Через час прихожу.

— Ну как?

— Ушел.

Вот такие ляпсусы были.

Борис Иванов — член БКД с 1960 года, начальник штаба БКД Бауманского района Казани в 1962–1965 годах:

— В Казани все хулиганы, фарцовщики и стиляги стягивались вечером на улицу Баумана — в народе ее называли «Брод» (название «Бродвей» как-то не прижилось). Здесь находились центральные магазины, три кинотеатра, церковь, райком комсомола и дом печати.

В общем, все важные учреждения. Ночью тут была самая лучшая иллюминация в городе. И вот вся эта толпа пижонов и хулиганов все вечера бесцельно болталась, приставала к прохожим, затевала междусобойчики, драки. Нам пришлось здорово поработать, чтобы разогнать этот «Брод».

Иной раз за вечер дежурства в штаб доставлялись по 25–30 разболтанных юнцов. У них было еще одно место постоянного сбора — называлось «Заячья нора». С виду — обычная коммунальная квартира на Островского, 6. Внизу автомагазин, а на втором этаже — «Заячья нора».

Вот там мы тоже устраивали облавы. В фильме «Стиляги» практически все верно показали. Волосы только мы им не стригли, а вот галстуки — бывало. И задерживали частенько за аморальное поведение, бучкали их иногда. Тогда, знаете, ведь по-другому все воспринималось.

Сейчас общество изменилось, тогда были другие отношения между людьми, совершенно другие ценности. То, что мы раньше считали нарушением, сейчас воспринимается в порядке вещей: те же пластинки, та же музыка, то же кривляние. А тогда это считалось пережитком, преклонением перед Западом. Так нас воспитывали…

А вот воры вели себя нагло, особенно если не удавалось схватить их с поличным. Но мы все же задерживали этих людей, приводили в милицию, а затем фотографировали. Из этих фотографий потом делали огромную стенгазету, которую вывешивали на главной улице города.

Стенд находился рядом с Домом печати. Карманники при всяком удобном случае пытались сорвать свои фото, поэтому антиворовскую газету приходилось постоянно охранять. Дело доходило и до прямых угроз в адрес БКД. Но мы не сдавались. Вскоре появился свой фотограф, райком купил нам вспышку. Как мы радовались!

«бкд — это элитные войска правоохраны»

— Боевая комсомольская дружина — верхушка движения ДНД, элитная его часть, высшая лига, — сказал корреспонденту ректор КНИТУ-КАИ Альберт Гильмутдинов. — Если ДНД было массовым движением, то БКД — это нечто более сфокусированное. Причем ребята ни копейки за это не получали. Но были настоящими гвардейцами.

Чтобы стать настоящим бэкадэшником, нужно было преодолеть несколько ступеней. Первая ступень — это прохождение кандидатского стажа. Вторая — принятие в ряды БКД. И последняя, одна из самых важных, это школа БКД. Но о ней чуть позже. Начнем с процедуры набора и отбора.

Александр Сочалов — член БКД с 1981 года:

— Увидел плакат: ОКО-6 (оперативный комсомольский отряд, охранявший 6-е общежитие КАИ, — прим. ред.) производит набор. Участникам шестого отряда общежитие выдавалось в первую очередь. Пошел. На пятом этаже был музей Игоря Ассмана, в нем-то и происходило собеседование.

Было оно довольно жестким. Например, проверялись физические данные кандидатов. Заходишь — стоит гиря в 16 или 24 килограмма, ее надо было поднять сколько-то раз. Если поднимаешь — идешь дальше. На полу очерчен мелом круг, встаешь в него, и тебе задают разные вопросы, начиная с того, какой размер ботинок носишь, и заканчивая тем, кем работает твоя бабушка.

Сидит комиссия из командира, комиссара, начальника штаба, зама по оперработе и командиров пятерок. Что каждому из них в голову придет, то и спрашивают. Круг нужен, чтоб ты не дергался, не бегал, ища, куда встать. Он чертился в таком месте, где со всех сторон тебя было видно.

Ну и что касается проверки физической подготовки — гирей дело не заканчивалось, доходило дело и до рукопашных схваток со старыми бэкадэшниками. Могли в живот ударить и реакцию отследить. Еще Александр Македонский вывел правило: человек, который при проявлении в его адрес агрессии бледнеет, — не очень решительный, тот, кто краснеет, — боец.

Игровые ситуации создавали. «Пять человек на тебя нападают — что делать будешь?» Ответ сам напрашивается — надо бежать. Успеешь одному, второму сунуть — и бежать. Потому что результат ясен. Способность адекватно оценить свои силы высоко ценилась.

Равиль Амерханов — член БКД с 1983 года:

— Молодежи давали испытательный срок, «обкатывали» их, чтобы научились не бояться гопников, толпы. Делали это так: из соседних общаг приглашали пару-тройку ребят, одевали их в ватники, фуфайки и ставили в местах патрулирования. Помню, на улице Кремлевской был пустырь и старые дома.

Завели туда двоих новобранцев. Я специально отстал. И наши «ватники» на этих молодых ребят наехали. Мне тогда очень понравилось, как парни достойно бились. Не побежали, спина к спине встали, хоть и получили, как говорится, по сопатке. А через год был слет БКД, и там — эти «хулиганы».

«оказывается, бкд тут уже такой порядок навела!»

Александр Шарифуллин — член БКД КАИ с 1973 года:

— Первый мой выход. Пошли вечером на патрулирование… Зашли за клуб Воровского, там человек пятнадцать водку пьют. Мужики, молодые парни. А нас всего пятеро. Юра Комаров подходит, берет бутылку и все выливает на пол. Я только подумал — сейчас нас всех здесь побьют.

Вылить водку — это же немыслимо! Там, откуда я родом, такое совершить мог только буйнопомешанный. И вдруг эти пьяницы говорят: «Ребята, извините, только разрешите нам уйти». Оказывается, БКД уже такой порядок навела, что все знали: раз мы пришли — надо слушаться.

Рево Мамайкин — член БКД с 1975 года, командир ОКО-3 в 1978–1979 годах:

— Ходили по притонам, к осужденным, которые на учете стоят, туда, где шпана, алкоголики собираются и прочие… В одном районе было очень неспокойно. Доходило до того, что люди, которые живут рядом с остановками трамваев, вообще на остановку не выходили.

Трамвай из окна увидят — и бегом из дома, чтобы сразу сесть и поехать. Отправились дежурить туда. Пятеркой идем: двое с одной стороны, трое — с другой. Впереди двое к кому-то пристали, что-то просили… Я говорю: «Взять». Они рванули, мы за ними. Дворами выбежали к кинотеатру «Тукай».

А там — толпа, как осы на нас налетели. Окружили. Тут главное что? Лишь бы с ног не сбили. Отмахиваться бесполезно, уходишь в глухую защиту — закрыл голову, нагнулся, зажался, всё. Если с ног собьют — запинают. Вторым прибежал Калугин, он после армии был, постарше меня, выше, крепче. И тут мы орем, что мы БКД КАИ, нас трогать нельзя. Пока трое остальных добежали, мы уже разобрались.

Геннадий Артемьев — член БКД с 1972 года, командир спецгруппы ОБХСС в 1973–1975 годах:

— В 1976 году нас по 200 человек собирали и направляли в район «Теплоконтроля». Там уже молодежь начала диктовать свои условия, терроризировать магазины, частников, запугивать местное население. Настоящие бандиты. Мы приезжали туда на автобусах, очищали район от всех хулиганов.

Привозили задержанных не в опорный пункт, а в фойе ДК имени Кирова. «Тяп-ляповцы», правда, на открытые столкновения с нами никогда не шли, потому что чувствовали за нами силу и понимали, чем для них это может обернуться. С нашей системой им было не справиться.

Позже они начали свои сборища устраивать в Молодежном центре, мы их и оттуда «выкурили», но они к тому времени уже силу почувствовали, с оружием огнестрельным стали ходить, перестрелки устраивать. Мы, бэкадэшники, даже не задумывались об опасности, знали, что мы правы и делаем полезное для общества дело. Разоблачать их начали к 1979–1980-м годам, когда против их лидеров накопилось достаточно улик и показаний.

«у меня холодок пробежал по спине: из нас бы сделали пять трупов!»

Именно идея полномасштабного противостояния преступности, которая на многие десятилетия сплотила всю структуру БКД, сделало ее уникальной. Студенческие патрули уверенно зашагали по улицам и площадям столицы ТАССР. Казанский авиационный институт даже стали называть «милицейским вузом с легким авиационным уклоном».

С течением времени БКД КАИ разрасталась и совершенствовалась. Появились специальные группы по борьбе с расхитителями государственной собственности — ОБХСС, с радиохулиганством, нарушителями правил дорожного движения, по выявлению беззакония на железной дороге, по работе с малолетними правонарушителями и другие.

В них служили смелые романтики, люди с обостренным чувством справедливости. КАИ, как никакой другой вуз, учил их думать, анализировать ситуацию и быстро принимать оптимальные решения. Поэтому неудивительно, что именно каисты с их техническим мышлением, хваткой и подходцами стали первыми помощниками не только штатных органов охраны правопорядка на улицах, но и уголовного розыска…

«В декабре 1963 года безобидная и привычная аббревиатура „Мосгаз“ неожиданно приобрела зловещее звучание, — читаем в книге „БКД КАИ — дорога мужества: исторические хроники“. — Под видом работников газовой службы Владимир Ионесян, актер Саратовского театра оперетты, проникал в квартиры, а затем убивал и грабил жильцов».

На пяти преступлениях, совершенных в Москве одним из первых советских серийных убийц в период с декабря 1963 по январь 1964 годов, был основан сценарий детективного телесериала 2022 года «Мосгаз» — первого в серии детективов о майоре Черкасове. В 2022 году сериал был награжден премией «Золотой орел».

А тогда, в 1964-м сотрудникам Московского уголовного розыска удалось задержать подругу преступника, которая сообщила, что Ионесян направился в Казань. Задержанием руководил лично министр внутренних дел Татарии. Милиция, КГБ, военная комендатура столицы ТАССР работали в круглосуточном усиленном режиме, дружинники и члены БКД с ориентировками на руках активно патрулировали на улицах, сидели несколько суток в засадах во дворах. В январе 1964 года его взяли на Казанском железнодорожном вокзале.

Николай Чекулаев — член БКД с 1970 года, командир опергруппы при МВД ТАССР в 1974–1975 годах:

— Я помню, было ограбление инкассаторов. Самое крупное тогда в России — взяли 64 тысячи рублей. По деньгам 1972 года это очень много. Украли деньги, двоих убили, одного ранили. А когда через полтора года их взяли, то проводили оперативный эксперимент.

Водили по местам преступлений, и все это фиксировалось на видеокамеру. На эти мероприятия брали нас, опергруппу. Июнь, сессия, но попросил Казимир Николаевич [Новиков] лично. И вот нас в три-четыре утра пристегивают наручниками к преступнику, и ходим вместе с ним.

Это, конечно, показывало, каким высоким был уровень доверия к нам. Наверное, надо еще учесть, что нагрузка у сотрудников была большая и заняты они были еще более серьезными делами. Более того — Казимир Николаевич Новиков, и не только он, иной раз больше доверяли именно каистам. Знали, что мы не подведем.

В тот день, когда произошло само убийство инкассаторов, нас подняли вечером. Мы, как обычно, разбились на пятерки и начали обшаривать чердаки, подвалы рядом с местом, где произошло ограбление. Через дорогу от нашего общежития, на Гагарина, стоял угловой дом.

Мы зашли в его крайний подъезд, поднялись на пятый этаж, подошли к лестнице, а там выход на чердак… Что тогда нами двигало — непонятно. То ли посчитали, что они не могут там находиться, но туда мы почему-то не полезли. По каким-то внешним признакам сделали выводы.

А через полтора года, во время следственного эксперимента, подошли к этому дому, к тому же подъезду, и Казаков — исполнитель, взялся так за лестницу на площадке, покачал ее и говорит: «Эта лестница». Мы по ней поднимаемся на чердак и находим там две простреленные инкассаторские сумки и гильзы.

Вагоны горторга, побудка на работу и прогулка с вооруженным поклонником

«Эти ребята, как и другие первостроители города и КАМАЗа, отрабатывали свои смены за станком, на стройплощадке, а потом до 24 часов патрулировали улицы, проводили рейды по подвалам, общежитиям, вдоль теплотрасс, посещали трудных подростков. А утром им опять надо было выходить на работу», — рассказал о буднях минувших лет тогдашний комсомольский лидер, экс-гендиректор предприятия «Челныводоканал» Уел Хусаинов.

Ветераны БКД сегодня со смехом вспоминают, как горожане искренне считали, что бэкэдэшники никогда не спят. К ним в штаб могли постучаться в два часа ночи и сильно удивлялись, что их не встречает дежурный. Увы, круглосуточный прием дружинники не могли организовать.

«Почти каждый из нас курировал хотя бы одного учащегося или выпускника ГПТУ. Их присылали сюда на стажировку или работу, а им было всего по 16 лет. Самый горячий, хулиганский возраст. Возились с ними, как нянечки. И в наши обязанности походила даже побудка подростков. А то могли проспать и прогулять!» — рассказывали дружинники.

С трудными подростками было нелегко не только в быту, отмечают бывшие комсомольцы, попадались они и на кражах.

«Уже в 1970 году была заложена серьезная база для материального обеспечения молодого города.Товары шли сюда железнодорожными составами. Ими занимался Горторг. Но не все было гладко. Хотя в Челнах и строились ударными темпами склады, но вагоны с товарами все равно неделями могли простаивать на рельсах.

Ушлая ребятня этим пользовалась — таскала из вагонов нейлоновые кофточки, конфеты, игрушки. Бэкэдэшникам приходилось патрулировать, нередко ловили подростков на путях со шмотьем за пазухой», — рассказывали комсомольцы.

Не обходилось на дежурствах и без острых моментов. И не всегда они происходили тогда, когда можно было опереться на напарника по дружине. Так стал уже легендой рассказ о том, как Нина Окладникова привела в штаб… вооруженного пистолетом человека. По словам ее коллег, девушка просто шла по улице, когда обратила внимание на подозрительного молодого человека.

Нина же была сама непосредственность — подошла, завязала беседу, несмотря на угрюмость незнакомца, смогла уговорить, чтобы тот проводил ее якобы до общежития, а сама привела его под окна штаба БКД. Под предлогом «ой, надо переодеться» скрылась за дверями здания, а через минуту к парню вышли крепкие ребята, которые обнаружили у «провожатого» заряженное оружие.

Каскадеры отдыхают: погони и кровавые нападения

Случались и более опасные стычки. «Как-то я перед дежурством зашел в библиотеку, взял там книгу Абдурахмана Абсалямова, запихнул ее под рубашку и ремешок брюк, поехал в поселок Сидоровка, на танцы. А там произошла драка. Мы бросились разнимать ребят.

Поножовщины тогда происходили нередко. «Был у нас случай, когда во время дежурства в 4-м комплексе нашли истекающего кровью мужчину. Он был без сознания. Мы быстро доставили его в больницу, а сами отправились прочесывать улицы, но никого подозрительного не обнаружили.

К этому времени раненный очнулся и сказал, что у напавшего кисть правой руки была перевязана бинтом. На следующий день после дежурства наш бэкэдэшник Иван Глухов сообщил, что у него на работе у одного парня точно такая повязка на руке. Узнали адрес, пришли домой. Парень сначала все отрицал, но потом все же сознался в покушении», — рассказал другой активист БКД.

Дружинникам порой приходилось участвовать и в погонях.

«25 августа 1973 года на остановке Студенческая на наших глаз водитель грузовика сбил женщину, а потом на большой скорости начал уходить с места происшествия. Бэкэдэшники запрыгнули в свою машину и стали преследовать водителя.

Нарушитель уходил в сторону Элеватора. И перед заездом на гору сбавил скорость, потому что дорога стала извилистой. Тут наш напарник Анатолий Головачев запрыгнул на подножку и открыл дверцу кабины. Водитель был задержан», — вспоминал позже непростой случай экс-начальник штаба оперативного отряда «Камгэмэнергостроя» Василий Григорьев.

Не мог забыть Григорьев и другой эпизод. Поступил сигнал, что в поселке Сидоровка у общежития ГПТУ-47 вечером кто-то снял с подростка шапку. После ЧП дружиники поехали патрулировать территорию. Только приехали, оглянулись и почувствовали напряженную обстановку.

Возле общежития стояли взволнованные ребята, у некоторых на рукавах виднелись красные повязки. Увидев бэкэдэшников, подростки рванули к ним: «Помогите задержать преступника!» Владимир Баев не успел положить руку на плечо парня, на которого указали ребята, как тот достал финку и пырнул патрульного, потом побежал.

«Трое дружинников начали его догонять, но Володя скоро схватился за рану и упал. Из двух преследователей только один, Александр Шувалов, не отставал от злоумышленника. Но тот очень быстро приближался к остановке, где стоял автобус. К счастью, сесть в него не успел — автобус ушел, тогда парень побежал дальше по трассе.

Александр за ним. И тут сзади он услышал скрежет колес. Это мотоциклист резко остановился возле него и махнул Саше рукой — бери и догоняй! Шувалов буквально за пару минут очутился возле нарушителя и повалил его на землю», — поведал о волнительном моменте ветеран дружины.

Комсомол на «камазе» — из летописи автогиганта

Источник:KAMAZ-online

В предыдущем материале «Как «КАМАЗ» стал Всесоюзной ударной стройкой — из Летописи автогиганта» мы рассказали о том, как Комсомол поднял на помощь стране молодёжь, которая со всех концов СССР приехала в Набережные Челны на ударную стройку. Сегодняшний пост о том, как помогал Комсомол на самой стройке.

Во время строительства ни у кого сомнений не возникало: «КАМАЗ»– это город. Город – это «КАМАЗ». В посёлке Гидростроителей, на торце здания 4/2 крепится «говорящий» лозунг.

Жизнь в стремительно растущем городе бурлила. Милиции не хватало – на подмогу привлекалась общественность. По опыту Казани, в Челнах в 1970 году для охраны общественного порядка создаётся особое подразделение – БКД, Боевая комсомольская дружина. В первом отряде было 42 человека, вскоре численность БКД вырастет до 600 человек.

На дежурствах парни и девушки с красными повязками усмиряли хулиганов, возвращали сбегавших из дому подростков, боролись с расхитителями социалистической собственности, работая вместе с угрозыском, ГАИ, ОБХСС… За всё это полагалось три дополнительных дня к отпуску.

На дежурстве. В 1975 – 1980 годах командиром БКД «КАМАЗа» был Сергей Лобанов (первый слева)

За три года жизни Всесоюзной ударной дизайн комсомольской путёвки, говоря современным языком, сильно изменился. Теперь это отчётный документ с номером и отрывным талоном.

Пафоса и цитат значительно прибавилось. Появился и точный «адрес» подразделения, куда и в качестве кого направляется на «КАМАЗе» посланец ВЛКСМ.

Идёт 1973 год, «КАМАЗу» по-прежнему нужны кадры: и квалифицированные специалисты, и те, кто не имеет заводских специальностей. Жить и работать в городе будущего листовки приглашают, в первую очередь, молодёжь. В газете «Рабочий КАМАЗа», которая стала выходить с 29 сентября 1973 года, опубликовано стихотворение «Строители».

Автор, М. Кожин, передаёт атмосферу времени:

«Не спешим напролом в историю,

Только, дело своё любя,

Заодно с КАМАЗом мы строим

Незаметно – самих себя.

Вырастают кварталы светлые,

Где недавно чернел пустырь.

И гляжу я в глаза приветливо

Тем, кто с Будущим просто на ты».

Первая в истории Камского автомобильного комплекса отчётно-выборная комсомольская конференция состоялась 26 октября 1973 года. В актовом зале средней школы № 14 собралось 300 делегатов. С отчётом о работе и задачах на будущее выступил секретарь комитета ВЛКСМ «КАМАЗа» Владимир Прудников.

«Хочется пожелать, чтобы трудовые почины, традиции, родившиеся в комсомольских коллективах, послужили вдохновляющим примером для всей молодёжи «КАМАЗа», – сказал он в напутствие, поскольку уже переходил на другую работу, и передал эстафету своему заместителю. Новым секретарём комитета ВЛКСМ «КАМАЗа» был избран Наиль Нурмухаметов. В работе конференции участвовал генеральный директор Л. Б. Васильев.

В следующем выпуске мы расскажем о земле, на которой строился «КАМАЗ». Не о Татарской Республике в общем, а о конкретных земельных участках, на которых стоят заводы. Кому они принадлежали? Как «КАМАЗ» получил право на эту землю? Следите за нашими публикациями.

Выражаем благодарность Музею «КАМАЗа» и лично его директору Александру Чухонцеву за сохранённые свидетельства той эпохи.

Контрольная закупка и битва за водку

А еще бэкэдэшники много делали для того, чтобы в городе царил «сухой закон». Решение о том, что Набережные Челны должны стать безалкогольной зоной приняли «отцы города», но далеко не все были с ним согласны. Поэтому спекуляция водкой процветала вовсю, особенно возле общежитий.

«Возле дома 4/08 заприметили барыг, торгующих алкоголем. Один из наших ребят, член БКД КАМАЗа Владимир Казанцев подошел к ним и поведал им о своем желании приобрести партию водки по случаю серьезного события в жизни. Спекулянты обещали помочь. Пока они ездили за товаром, Владимир собрал ребят и взял торгашей, что называется, тепленькими. В „Волге“, в которой привезли спиртное, мы обнаружили 150 бутылок», — поделился воспоминаниями один из бэкэдэшников.

Подвиги айдинова и ассмана

6 декабря 1965 года, спасая человека, студент первого курса факультета летательных аппаратов КАИАртем Айдинов получил смертельное ранение. О тех событиях «БИЗНЕС Online» уже рассказывал известный татарстанский бизнесмен Леонид Штейнберг.

5 апреля 1969 года, спустя три года после гибели Артема, во время рейда от рук бандита погиб еще один член боевой комсомольской дружины — студент первого курса радиотехнического факультета КАИ Игорь Ассман.

На следующий день, в воскресенье, в дом к Ассманам пришла вся его группа, все 24 человека. Они все встали, и староста группы сказал маме Игоря: «Людмила Константиновна, у вас был один сын, теперь у вас их двадцать четыре». И постоянно, пока ребята учились, до самого окончания института каждый день одногруппники Игоря приходили и поддерживали его семью.

Следствие шло три месяца, еще  4 дня заседал Верховный суд Татарии. Четверым соучастникам суд определил наказание от одного до двух лет за то, что не сообщили о преступлении, пятого — Чистова, убийцу Ассмана — приговорили к высшей мере наказания.

5 августа 1969 года указом Президиума Верховного Совета СССР Айдинов и Ассман (посмертно) за мужество и отвагу, проявленные при исполнении гражданского долга по наведению порядка на улицах города, были награждены медалями «За отвагу». В тот год молодежное правоохранительное движение пережило второе рождение: чуть ли не каждый каист заявил о своем желании вступить в состав БКД. Оперативный отряд при общежитии №5 стал носить имя героя-комсомольца Ассмана.

Фотомарафон «100-летие тасср»: командиры и комиссары боевой комсомольской дружины каи, 1987 год

Проект «Реального времени»: от Татарии — к Татарстану, часть 289-я

КАИ еще в 1950-х стал одним из первых вузов в СССР, в котором были организованы комсомольские отряды, помогавшие милиции. В 1954-м это была бригада содействия милиции, работала она под руководством участковых уполномоченных. В 1955-м в вузе появился штаб комсомольских патрулей. С этого начался Штаб Добровольной народной дружины (50-е вообще стали временем дружинников), которая трансформировалась в Боевую комсомольскую дружину — БКД КАИ.

Боевая комсомольская дружина занималась тем, что патрулировала улицы Казани и боролась с развившейся в те годы преступностью: ловила карманников, следила за порядком. B 1968 году в оперативном комсомольском отряде БКД работали уже 200 человек. Из студентов КАИ были созданы БКД при Бауманском РК ВЛКСМ и Советском отделе милиции.

Патрулирование улиц было работой довольно рутинной, но периодически случались и напряженные, и опасные ситуации. Так, 6 декабря 1965 года погиб член БКД, первокурсник факультета летательных аппаратов Артем Айдинов. Он успел проработать в БКД всего три месяца и задержал 59 нарушителей. Как-то Артем со своими напарником погнались за двумя хулиганами, и те пырнули дружинника ножом. Спасти парня не удалось. После этого трагического случая студенты сотнями стали проситься в БКД, и дружина увеличилась сразу на тысячу человек. Именем Айдинова названа улица в центре Казани. А 5 апреля 1969-го от рук преступников погиб еще один член БКД — Игорь Ассман. Ассман и Айдинов стали своеобразными иконами БКД, их имена упоминаются в гимне этой организации.

БКД КАИ: «Тяп-ляп» боялся их до жути
Портрет Артема Айдинова

K концу 60-х годов в БКД КАИ сформировались основные традиции и довольно простая идеология. Смыслом работы дружинников было убеждение в том, что в городе, институте и общежитиях должен быть порядок. Они ловили «зайцев», участвовали в милицейских засадах, могли осадить агрессивных выпивох, погнаться за карманником, разобраться в спорной ситуации на улице, гоняли спекулянтов на рынке и торговцев значками и открытками с лестницы на Ленинском саду. Были на их счету и задержания опасных преступников, и профилактика правонарушений среди подростков.

Только за 1965 год БКД задержала 1 254 нарушителя общественного порядка, 27 человек поймали за хулиганство, девять — за разбойное нападение и грабежи.

Их повязки на рукаве уже к 1970-м годам прочно ассоциировались с органами правопорядка: БКДшники проходили обязательный инструктаж у участковых милиционеров и работали с ними с тесной связке.

БКД КАИ: «Тяп-ляп» боялся их до жути
Инструктаж БКД в милиции, 1980-е

Это ни в коем случае не были неорганизованные неуправляемые бригады вооруженной молодежи. В 1970-е отряды БКД противопоставлялись уже организованной преступности — банде «Тяп-Ляп» и ее менее грозным «коллегам».

В 1970-е годы была введена традиция проводить школу БКД в студенческом лагере КАИ «Икар». Молодые участники движения слушали лекции от ветеранов, учились оказывать первую медицинскую помощь, занимались общефизической подготовкой, а еще их учили приемам самозащиты. Все было очень серьезно.

БКД КАИ: «Тяп-ляп» боялся их до жути
Школа БКД, 1982 год

В 1970 и 1980-е годы в БКД были созданы новые подразделения, кроме имевшихся отделов по борьбе с уголовной преступностью, отделе при ЛОМ и по борьбе с детской безнадзорностью. К ним добавились БКД РУД (боровшаяся за порядок на дорогах и сотрудничавшая с ГАИ) и БКД «Подросток», состоявшая в основном из девушек и занимавшаяся профилактикой правонарушений среди трудновоспитуемых подростков. Девушки брали над трудными подростками шефство, работали с инспектором по делам несовершеннолетних и трудились в детском клубе «Маяк».

Руководство БКД приглашалось на милицейские совещания. Милиционеры обучали дружинников: проводили для них занятия по боксу и самбо, учили составлять документы, прививали навыки общения с людьми. Защищенность бойца отряда обеспечивал закон. У дружинников были удостоверения члена БКД и опергруппы при уголовном розыске.

Леонид Штейнберг, командир БКД, организованной в Набережных Челнах в 1970 году, вспоминал:

«У нас установились прочные деловые взаимоотношения с милицией. Практически мы работали наравне с патрульно-постовой службой. Потребность в помощи БКД была большая: дружина была мощной дополнительной силой при обеспечении порядка на массовых мероприятиях — от встреч правительственных делегаций, часто посещавших КАМАЗ, до танцев. Патрульные машины БКД были снабжены радиостанциями и проблесковыми маячками. Парни и девушки из БКД по вечерам общались с несовершеннолетними, усмиряли драчунов на танцах, ловили браконьеров, участвовали в задержании преступников».

БКД КАИ: «Тяп-ляп» боялся их до жути

На базе радиотехнического факультета был отряд КОБР, который боролся с радиохулиганами (теми, кто выходил в эфир на самодельных радиостанциях, не зарегистрированных в ДОСААФ).

К дружинникам с голубыми повязками могли обратиться за помощью прохожие на улицах. При задержании хулиганов каисты писали рапорт, а если не действовали увещевания, то с этим рапортом задержанного отправляли в районный отдел милиции, где его могли «закрыть» на 15 суток.

За численностью в БКД не гнались, кадры подбирали довольно придирчиво: это не должны были быть просто очень сильные и физически выносливые студенты — смотрели и на моральные качества, и на историю поведения, и даже на оценки. Старались выбирать самых лучших и активных. B начале 80-х дружина состояла из семи оперативных комсомольских отрядов при общежитиях и 11 специализированных групп и отделов. Это было время борьбы c первыми организованными бандитскими группировками и c расхитителями социалистической собственности. Так, спецгруппа БКД работала при ОБХСС Бауманского РОВД.

БКД КАИ: «Тяп-ляп» боялся их до жути
Патрульная машина БКД, 1970-е

B 1983 году Боевая комсомольская дружина КАИ была признана лучшей в стране и получила Красное знамя «Ветераны милиции — лучшему оперативному комсомольскому отряду дружинников». За время существования БКД КАИ шестеро ее участников получили медали, тысячи БКДшников — почетные грамоты.

Интересно, что боевые отряды КАИ становились своеобразной кузницей кадров для МВД: многие бывшие «каисты» уходили после вуза работать в силовые структуры.

БКД КАИ: «Тяп-ляп» боялся их до жути
Почетная грамота Татарского обкома ВЛКСМ, 1983 год. Источник: sachev.ru

1991 год стал последним в истории первого БКД КАИ. Члены БКД тех лет вспоминали, что смысл их работы был утрачен: они приводили задержанного, милиционеры тут же его отпускали, записав данные. Хулиганы были уже никому не интересны, а с членами организованных преступных группировок дружинники справиться вряд ли могли бы. К началу 90-х БКД стала структурой, которая «держала» только свою территорию, свои общежития. Деканат предлагал дружинникам заняться охраной института за деньги, но они отказались. Смены эпох дружина не пережила. Правда, потом ее возродили, но это была уже совсем другая история.

История БКД, где всю структуру цементировала идея противостояния и бескорыстной борьбы, в новых условиях не получила своего развития.

ОбществоТатарстанКазанский национальный исследовательский технический университет имени А. Н. Туполева

Оцените статью
Камаз