«РИА Новости» сообщило о плане утилизации самой большой подлодки в мире — РБК

«РИА Новости» сообщило о плане утилизации самой большой подлодки в мире — РБК Камаз

«акула» помогает «бореям»

Три «Тайфуна» были утилизированы в начале 2000-х годов, сейчас осталось еще три. В настоящее время ТК-20 «Северсталь» находится у причала Беломорской военно-морской базы (БелВМБ) Северного флота, рядом — ТК-17 «Архангельск».

Лодки в составе Военно-морского флота (ВМФ)

РФ, но выведены из его боевого состава. Реальные боевые действия эти корабли вести не могут, поскольку требуется проведение определенных работ для восстановления технической готовности. Сегодня они безоружны. В 2022 году с этих кораблей были даже срезаны крышки ракетных шахт в рамках исполнения договора о СНВ, чтобы показать нашим заокеанским коллегам, что у нас ракет нет.

«У корабля, как и у человека, своя судьба: он рождается, живет… и после должен уйти на покой, другими словами, утилизироваться.

Сегодня в составе ВМФ есть головной подводный стратегический крейсер проекта 941 — ТК-208 «Дмитрий Донской».

Он прошел модернизацию на судоверфи и был переоборудован для испытаний ракетного комплекса «Булава-30». «На ТК-208 отрабатывались все детали запуска ракеты, бортового управления стартом и так далее. И уже после полной отработки ракета была запущена с подводного корабля проекта 955 «Юрий Долгорукий», — говорит Будниченко.

Запускать 40-тонную ракету с «Дмитрия Донского», минуя все полигонные и стендовые старты, позволяла его уникальная архитектура.

Создатель этого корабля Сергей Ковалев гарантировал полную безопасность экипажа во время испытаний. Как заявлял сам Сергей Никитич в эфире Первого канала, «это, в общем, явилось залогом к тому, чтобы можно было реально создавать принципиально новую морскую твердотопливную ракету «Булава-30».

Но и сегодня, по словам главы «Севмаша», «Дмитрий Донской» не теряет своей роли. «Это боевая единица в составе БелВМБ Северного флота.

Он ходит в море и работает вместе с нашими кораблями, участвует сейчас в испытаниях «Князя Владимира» (проект «Борей-А»)

и «Казани» (проект «Ясень-М»)», — отмечает Будниченко.

Однако в настоящее время, по мнению гендиректора судоверфи, подлодки проекта 941 уже не нужны, ведь «техника ушла вперед, и это закономерно».

«Боевые возможности корабля определяются не размерами, а тактико-техническими характеристиками: количество ракет, боеголовок, глубина погружения, скорость плавания, скрытность, — рассказывает Будниченко. — Поэтому сегодня на смену «Акулам» пришли лодки четвертого поколения.

В интервью корреспонденту ТАСС командир подлодки ТК-20 «Северсталь», капитан 2-го ранга Алексей Жиганов высказал схожее мнение, что сейчас строить большой подводный корабль, подобный «Акуле», нет никакого смысла.

«Естественно, сейчас мы имеем корабль, который можно либо использовать, модернизировав, но это опять же будет другое оружие — другие реалии, деньги и время. Но если будет на это соответствующая военно-политическая воля, значит, наши заводы их модернизируют», — сказал он, отметив, что в декабре 2022 года исполнится 30 лет, как крейсер «Северсталь» несет флаг ВМФ РФ.

Сейчас экипаж на «Северстали» сокращен, однако жизнь корабля поддерживается: несется суточная вооруженная вахта, ведется наблюдение за пожарной безопасностью и непотопляемостью.

Нынешней командир «Акулы» Жиганов служит на БелВМБ с 1994 года. Пришел сюда молодым лейтенантом на «Дмитрий Донской», затем служил в Северодвинске на разных подводных лодках: в 2007-м был назначен командиром подводной лодки «Барракуда», а с 2022-го — на «Северстали».

«Конечно, — говорит он, — со временем техника морально устаревает, поэтому в современных реалиях и в развитии современной индустрии некоторые вещи можно и нужно менять».

«Элементная база, на которой собрано оборудование, аппаратура 1980-х годов — уже не соответствует реалиям сегодняшнего дня, хотя она все еще работоспособна на сегодняшний момент и может выполнять те задачи, которые перед ней стояли, но можно сделать лучше. Именно это сейчас и делает «Севмаш» со своими новыми кораблями», — говорит командир «Акулы».

«акулы», скованные во льдах

Место рождения «Акул» — Северодвинск. Здесь, в самом большом в Европе эллинге № 55 судостроительного завода «Севмаш», были созданы субмарины, которые в 1980–90-х годах «наводили ужас» на потенциального противника и являлись «огромным аргументом для сдерживания наших партнеров».

«Акулы» были построены специально для несения боевого патрулирования подо льдами Арктики, где они использовали основное преимущество любой подлодки — скрытность.

Лодка способна своим корпусом взломать лед толщиной до 2,5 метров, но на ход управления это не никак влияет, ведь лодка имеет легкий (внешний) и прочный (внутренний) корпуса.

«На корабле есть специальные приборы, которые измеряют толщину льда. Мы ищем полынью, сначала носом поднимается лодка, потом уже рубка. Сверху легкий корпус имеет резиновое покрытие, предназначенное для улучшения скрытности», — говорит механик, капитан-лейтенант Дмитрий Краснов, который начинал свою службу на «Дмитрии Донском».

Как правило, в автономке лодка всегда ходит под водой, однако было и такое, когда на военно-морской парад в Кронштадт в 2022-м «Дмитрий Донской» шел в надводном положении, но тогда это было одно из обязательных условий.

Таким продолжительным переходам предшествует огромная подготовка, причем иногда значительно больше, чем даже сам поход.

«Потому что надо подготовить людей, подготовить корабль, подготовить различные запасы, — рассказывает Жиганов. — А еще научить — это ведь другой театр военных действий. Люди к этому делу планово готовились длительное время, после чего безаварийно совершили переход, поучаствовали в параде, порадовали всех, «напугали» всех ближайших союзников своим присутствием и вернулись безаварийно обратно».

Гигантские гребные винты приводились в движение одними из самых больших ядерных реакторов, когда-либо установленных на субмаринах.

Их два, мощностью 100 000 л.с., они снабжали лодку энергией и обеспечивали ее движение. При погружении корабль вытеснял около 48 000 тонн воды. Но даже в случае непоступления энергии от ядерной установки (если реактор по каким-либо причинам был остановлен) лодка не могла потерять управление: электропитание обеспечивали аккумуляторные батареи, которые имели достаточное количество энергии для всплытия лодки на поверхность.

На «Акуле» 20 ракетных шахт, в каждой из них по десять ядерных боеголовок. Это были 90-тонные твердотопливные баллистические ракеты Р-39 (по классификации НАТО — SS-N-20 Sturgeon).

По некоторым данным, суммарная разрушающая сила 200 боезарядов в 1400 раз превосходила заряд бомбы, сброшенной на Хиросиму в 1945 году. Однако главной задачей этого сверхмощного оружия было устрашение противника для предотвращения войны. Эта была сила, с которой считались во всем мире.

«Сам по себе пуск баллистической ракеты — это финальный аккорд, скажем, большой симфонии», — говорит командир «Акулы».

Конструктор Ковалев неоднократно в интервью подчеркивал, что решение о размещении ракет между двумя параллельными прочными корпусами было «очень храбрым решением», и называл этот вариант «экзотическим».

В чреве гигантской «акулы»

Чтобы построить подводный корабль, способный вместить 20 баллистических ракет и экипаж в количестве более 160 человек, необходимо было спроектировать корпус революционной конструкции.

В этом, по мнению капитана-лейтенанта Краснова, и была уникальность этого проекта. «Тут две лодки в лодке — два основных корпуса, и между ними расположены ракетные шахты.

То есть два корпуса, два реактора, две турбины и два винта. Мощность реактора 190 мегаватт, турбины — 50 000 л.с., скорость хода дает 26 узлов (около 50 км/ч). То есть представляете: девятиэтажка под водой несется с такой скоростью», — говорит подводник.

Катамаранный принцип построения, в свою очередь, повышает живучесть субмарины: если будет поврежден один корпус, то экипаж сможет эвакуироваться в другой и спастись.

Всплывающие камеры расположены именно в тех отсеках, где повседневно находятся и куда имеют возможность добраться максимальное количество людей.

Лодка имеет три входа — через торпедный отсек, через центральный и в корме. В «Акуле» 19 водонепроницаемых отсеков, около 2 км коридоров и различных переходов.

Каждый отсек герметичен как отдельный модуль, в него не проникают из смежных отсеков вредные примеси, поддерживается рабочее давление воздуха. По словам командира, размеры «Акулы» таковы, что могут вместить даже четыре «Варшавянки» (дизель-электрические подлодки проекта 636 — прим. ТАСС).

Отдельного жилого отсека в лодке нет: каюты личного состава находятся везде, где есть свободное пространство, и на проходных палубах тоже.

Старший мичман Сергей Чуркин, проводя нам экскурсию по отсекам лодки, признается, что в плане социально-бытового и внутреннего пространства проект 941 очень хорош. «Здесь идешь — и потолок не мешает, даже нет ощущения, что ты на подлодке. Здесь объемы и масштабы позволяют разместить всякое оборудование не в ущерб свободному пространству», — говорит он.

Командир признается, что у подводника не должно быть чувства, что он в каком-то эксклюзивном месте.

«И когда вы изо дня в день несете вахту, есть ритмичный распорядок, вы занимаетесь определенным делом. На корабле вы или не на корабле — какая разница? Вы делаете ту работу, которую знаете и умеете. Когда человек усердно работает, у него не так много времени думать надо всем окружающим», — говорит Жиганов.

На корабле нет лишних или случайно попавших людей. Лодка — полностью функциональный организм.

«Каждый человек на корабле имеет строго ограниченный функционал и выполняет определенные задачи. Здесь нет 100 одинаковых моряков. Есть один моряк по специальности связист, другой — штурман, третий — механик, четвертый — акустик и так далее. Это слаженный, подготовленный экипаж под руководством соответствующих начальников», — рассказывает он.

«Акулы» — самые комфортные для экипажа: положенное для отдыха время подводники могли провести в бассейне, сауне или помещении для релаксации, где был аквариум с рыбками и даже живые птицы.

«И это одна из особенностей этого корабля, ведь на других подлодках всего этого нет. На «Борее» сауна есть, но такой зоны отдыха и кают-кампании, как на «Акуле», нет», — говорит командир. Кстати, обшитая деревом сауна на «Северстали» — действующая, в ней имеется электрический камин с камнями.

И, соответственно, прием пищи расписан тоже по сменам: три завтрака, три обеда и три ужина.

Ракетные шахты вынесены за пределы прочного корпуса, что опять же дало возможность сэкономить пространство внутри корабля.

«На других проектах шахты стоят прямо внутри, занимая очень много места в отсеках, — поясняет старший мичман корабля. — И второй немаловажный фактор — изделие (ракета), когда загружена в шахту, имеет большое количество токсичного топлива, поэтому если что-то случается, то это уже происходит за пределами прочного корпуса.

Глубина погружения «Акулы» — 400 метров. Полный экипаж — порядка 160 человек. Автономность — 120 суток.

Есть на корабле и такие люки, с помощью которых грузятся запчасти, продукты и другие необходимые для дальнего похода вещи. Под нижней палубой имеется провизионная камера, где хранится необходимый запас продовольствия.

В 1970-е годы уже был разработан телевизионный комплекс на корабле. Была установлена видеокамера, которая позволяла следить за реакторным отсеком, где не было людей.

В завершении нашей беседы командир «Акулы» еще раз рассказывает об уникальности этого проекта и о том, что для своего времени «это было очень прорывное научно-техническое решение».

«То, что оружие немного устарело, — да, но сам носитель сделан по очень интересной схеме, имеет феноменальную живучесть, что очень важно для подводной лодки, — говорит Жиганов. — Корабль имеет очень хорошие условия жизнеобеспечения экипажа, что недоступно нашим братьям-подводникам на других подводных лодках. А самое главное — это нормальные боевые посты, хорошо размещена техника, варианты ее замены».

Подводники признаются, что корабли сделали свое дело — благодаря «Тайфунам» были подписаны договоры об СНВ, гигантские субмарины сыграли колоссальную роль для нашей страны.

В истории подводного флота «Акулы» навсегда останутся самыми лучшими лодками в мире.

Роман Азанов

ТАСС благодарит за помощь в содействии при подготовке материала офицеров Беломорской военно-морской базы, пресс-службу Северного флота и ПО «Севмаш» Самая большая в мире атомная подводная лодка (АПЛ) «Дмитрий Донской» вышла из боевого состава военно-морского флота (ВМФ) России. Об этом в среду, 20 июля, сообщает «РИА Новости» со ссылкой на источник.«Подводная лодка «Дмитрий Донской» выведена из боевого состава флота и подлежит утилизации», — заявил собеседник агентства.Отмечается, что наименование «Дмитрий Донской» уже перешло другой АПЛ. В честь великого русского князя назвали лодку класса «Борей-А» (проект 955А), которая была заложена в прошлом году на «Севмаше».АПЛ «Дмитрий Донской» стала частью ВМФ РФ в 1980 году. 22 года спустя субмарину модернизировали для эксплуатации ракеты «Булава». На сегодняшний дет подлодка удерживает мировой рекорд по водоизмещению — 48 тыс. т.8 июля «Севмаш» передал российскому ВМФ «Белгород», первую подлодку-носитель суперторпед «Посейдон». Корабль предназначен для решения разноплановых научных задач, проведения поисково-спасательных мероприятий. Кроме того, судно может быть использовано как носитель спасательных глубоководных и автономных необитаемых подводных аппаратов.Тогда же завершился первый этап ходовых испытаний подводной лодки «Алроса» Черноморского флота РФ.28 июня сообщалось, что «Алроса» прошла модернизацию и вышла на заводские ходовые испытания в Черное море. Этому предшествовали успешные швартовые испытания, проведенные после ее ремонта. Отмечалось, что после отработки программы заводских ходовых испытаний «Алроса» вернется в состав флота.
Самую большую АПЛ в мире "Дмитрий Донской" вывели из состава ВМФ РФ

// puid2: ‘229103’,
if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) {
var params = {
p1: ‘bzorw’,
p2: ‘fulf’,

puid8: window.localStorage.getItem(‘puid8’),
puid12: ‘186107’,
puid21: 1,
puid26: window.localStorage.getItem(‘puid26′),

extid: (function(){var a=»,b=’custom_id_user’;if(!localStorage.getItem(b)){var c=’ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789′;for(var i=0;i<47;i ){a =c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(),
extid_tag: ‘rentv’,
};
const pk = window.localStorage.getItem(‘pk’);
if (pk) {
params.pk = pk;
params.pke = ‘1’;
}
var existBidding = window.localStorage.getItem(‘getBidsReceived’).split(‘,’)
if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(‘adfox_151870620891737873_1002361’)) {
window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([
{
«code»: ‘adfox_151870620891737873_1002361’,
«bids»: [
{ «bidder»: «adriver», «params»: { «placementId»: «30:rentv_970x250_mid» } },
{ «bidder»: «myTarget», «params»: { «placementId»: «336252» } },
{ «bidder»: «relap», «params»: { «placementId»: «tJ2dQzv69g33YmJi» } },
{ «bidder»: «bidvol», «params»: { «placementId»: «16855» } },
{ «bidder»: «otm», «params»: { «placementId»: «24107» } },
{ «bidder»: «adfox_adsmart», «params»: {
«pp»: «h»,
«ps»: «doty»,
«p2»: «ul»,
«puid20»: «»
}},
{ «bidder»: «betweenDigital», «params»: { «placementId»: «2755771» } }
],
«sizes»: [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ]
}
]);
}
window.yaContextCb.push(() => {
Ya.adfoxCode.createScroll({
ownerId: 264443,
containerId: ‘adfox_151870620891737873_1002361’,
params: params,
lazyLoad: {
fetchMargin: ‘200’,
mobileScaling: ‘2’
}
}, [‘desktop’, ‘tablet’], {
tabletWidth: 1104,
phoneWidth: 576,
isAutoReloads: false
});
});

}

Оцените статью
Камаз